"Франчайзинг мне не для денег, а для удовольствия". Дмитрий Андреев, Франт — интервью для BARBER BUSINE$$ - YJOURNAL

«Франчайзинг мне не для денег, а для удовольствия». Дмитрий Андреев, Франт — интервью для BARBER BUSINE$$

Разговор о начале бизнеса, отношениях с персоналом и о том, почему девушкам не рады в барбершопах.

Дмитрий Андреев специально для проекта BARBER BUSINE$$ с участием Юрия Шевела и Юрия Петрова.


Адаптированная текстовая версия интервью

Юрий Шевел (Ю.Ш.): Начнем задалбливать тебя вопросами. Первый вопрос, как раз о бренде, как все началось? Я думаю, ты устал уже рассказывать эту историю, но можешь нам самое важное повторить?

Дмитрий Андреев (Д.А.): Да нет, я с удовольствием повторяю. Спасибо, что пригласили.

Идея зарождения компании появилась в 2013 году. Я сам выходец из одной профессиональной марки. Можно ли все называть как есть?

Ю.Ш.: Да конечно

Д.А.: Я работал менеджером по ключевым клиентам в American Crew. Сейчас «Бьютиж» юридическое название. И стоял у истоков зарождения всех первых барбершопов, которые были в стране. На тот момент в России было порядка 12, в Москве было где-то 7 барбершопов.

И я — первый, кто, собственно, заключил договора со всеми ими, которые работали именно на American Crew. Тогда были в первую очередь первопроходцы Chop-Chop. Они в тот момент тоже работали в Москве на American Crew. Усачи, Boy Cut, Щегол, Mr.Right, да, это, наверно, 1-й барбершоп, который появился в России, в Москве. Там онтолько один был на Патриарших прудах.

Ну, возможно, я кого-то забыл. Барберия была, который сейчас совсем не слышно, которая на Новослободской. Она была и так далее.

Вообще, был таким ужасным карьеристом. Хотел добиться высот именно в той сфере, где работал. Но, к сожалению, мой бывший руководитель, а ныне президент представительства Uppercut в России, посчитал, что нужно найти другого директора отдела продаж. И с ним я не нашел общего языка.

Поэтому хотел создать свой проект. Проект, который на тот момент должен был отличаться от того, что есть на рынке, потому что хотелось создать место, где будет комфортно каждому клиенту. И не отсеивать ту или иную аудиторию.

Хотя, безусловно, нужно оговориться. Наверное, нецелевую, неплатежеспособную публику нужно отсеивать, чтобы она не мешала той публике, которая хочет и может получать удовольствие, оставлять деньги, покупать, тусить, отдыхать и все остальное.

Потому что мы не хотели ограничения ставить, как некоторые бренды, существовавшие на тот момент на рынке. Не пускать, например, лиц нетрадиционной ориентации. Либо не пускать женщин. Потому что я не представляю, когда приезжает дядя на дорогой машине со своей девушкой, оставить ее в машине или на морозе где-нибудь.

У нас для них есть специальная зона отдыха, где где они могут посидеть немножечко. Мы, конечно, не афишируем: «Приходите, ждите», и так далее. Мы не любим этого. Не любим, когда женщины забегают в зал начинают барберу рассказывать, как нужно подстричь.

Хотели создать именно место, где будет комфортно, где можно посидеть, попить кофе, чай. Где будет играть спокойная музыка. Ну, не настолько спокойная, как в Усачах — только джаз, шаляпин и так далее. Допустимо немножечко рэпа, каких-то современных миксов без мата.

С первого дня мы начали угощать кофе, чаем, виски, безусловно. Все бонусы бесплатно. Сейчас этим я никого не удивлю, но мы одни из первых все это внедряли. Сейчас же все, кто открываются, они же слизывают все, что есть у других успешных. Обвиняя, покупая те же самые марки, начиная работать сразу на YCLIENTS, которым отдельное спасибо за ваше творчество.

2016 год, наверное, год сложного роста, и многие уже в стагнации. Некоторые начинают падать по разным причинам. Первая причина в том, что все-таки конкуренция растет. Проще было открываться 7-ми, 8-ми, 9-ми чем сейчас, когда открывают 400-е, 450-е. Потому что, когда у тебя барбершоп открывается напротив дома или напротив офиса, рано или поздно туда сходишь.

Или ты не запишется в коммерческое время и в сезон в свой барбершоп, либо просто тебе удобно, лень ехать. Ладно у нас дороги все время перестраиваются, пробки растут, сейчас снежок выпадает. Но это не главная причина. Я считаю, что главная причина, наверное, что экономическая ситуация в стране не самая наилучшая, и народ реально беднеет и беднеет средний класс.

Те люди, которые приезжают на S Class, на Maybach, на дорогущих Range Rover, на всем, чем только возможно, они никуда не денутся. Они уйдут только если качество потеряется, стрижка, сервис, все остальное.

Сейчас, доезжая от своего дома до офиса нашего, я обратил внимание, что три вывески висят: «Скоро открытие барбершопа 600 рублей», «Барбершопа 800 рублей» и «Барершопа 900 рублей». Люди начинают демпинговать, и клиенты туда уходят.

Может быть, они вернутся, попробовав, что там нет качества, но все равно какая-то временная просадка есть. Третья причина — это тренды меняются очень сильно.

Во-первых, сбривают бороды. Не повсеместно, не все от них отказываются, но носить их стали меньше. Все раньше пробовали и носили бороду — все, у кого растет. Сейчас уже некоторые сбривают, к сожалению.

Безусловно, это вернется, но все равно средний чек тоже падает. Плюс, не забывайте, что Ламонака и наши другие хорошие друзья вводят новые тренды — ну, они бы и так пришли — на удлиненные стрижки. Клиент к тебе ходит, но он ходит на fade каждые две недели. А сейчас будет ходить на удлинненку раз в 2,5 месяца. И это, опять же, влияет на тот же самый средний чек.

Юрий Петров (Ю.П.): Мне кажется география — однозначно. Потому что у меня очень большая боль ездит. Я никуда не ухожу, я просто реже хожу.

Второй момент — цены. Я не очень верю в любую ценовую конкуренцию. Вряд ли они перетягивают. Как мы замечаем по нашему бизнесу — может быть, неправильная аналогия — но низкие «подтягивают». Они подращивают ту самую аудиторию, которая придет придет потом в итоге к тебе за более высоким качеством, один раз попробовав.

Потому что для многих там ценник 1700 — очень большой барьер. А попасть куда-то попробовать, что такое барбершоп, где одни мужики, атмосфера, и поняв, что это круто, они будут понимать, за что они платят и, возможно, пойдут.

Думаю, что это позитивный момент. Это больше расслоение рынка, да, но вряд ли это отбор аудитории у тех, кто действительно в своей нише сидит.

Д.А.: А как быть с клиентами, которые, наконец, доросли и попробовали барбершоп за 1700, попали к барберу с двухмесячной квалификацией и поняли, что лучше вернуться обратно?

Ю.П.: Это тоже вопрос к игрокам рынка в их ценовом сегменте.

Д.А.: Но просто вспомните, когда мы открывались. В то время тот же самый FIRM, Boy Cut, как вылизывал каждый свой концепт, строго придерживаясь его в музыке, в оформлении зала, в технике стрижек. Ну, они, конечно, позже пришли, сначала все следили за дизайном, а потом учились стричь (смеется).

Но сейчас же буквально можно оставить: «Снимай помещение, оставляй ту же плитку, которая есть, покрасить чуть-чуть стены», и все, и погнали — сразу ставим ценник 1700.

Основные игроки, которых 5 есть на рынке, да FIRMA, Old Boy, TOPGUN, BORODACH, ну и отчасти Chop-Chop… но у них очень сильная как бы фора ввиду времени, которое они рынке.

Масса франчайзинга заключает в себе: подороже продать свою франшизу и поменьше потратить денег на ремонт.

Каждый бюджет одного барбершопа включал в себя от 3 до 5 миллионов, это было нормально. Сейчас можно взять франшизу Old Boy, сделать там чуть ни за 800000 рублей ремонт — просто обить вагонкой, покрасить маляркой и оставить старую плитку, и вот теперь все готово.

Но это ерунда, мне кажется, если где-то что-то не доделано по дизайну. Это не такая большая проблема, как именно мастера. Это, наверно, основная наша тема.

Почему мы по нашей концепции открываемся не больше одного барбершопа в квартал? Не из-за того, что у нас там денег нет, опыта не хватает, ресурсов нет — у нас только в штате управления 8 человек работает. А потому что ты не успеваешь готовить кадры в полноценную по-другому.

Как можно открывать там чуть ли не в день по одному барбершопу? Кого ты будешь брать на рынке?

Во-первых, по нашему концепту изначально с первого дня основания, и так это было, есть и будет, — у нас работают исключительно мужчины, как должно быть в настоящем барбершопе. Безусловно, мастера, администраторы, но и даже штат управленцев.

Я всегда своим мастерам говорю: «Стрижка у нас не стоит 1800, как она сейчас стоит Москве. Стрижка стоит ровно столько, сколько ты за нее получаешь своей зарплаты.
А все остальное — это эмоция, которую получает клиент». Виски… кстати, это твой вопрос, я на него отвечу. Кофе, чай, газеты, Playstation, удобная вешалка, сервис по записи, сервис по расчету, качественная рекомендация продукта после завершения услуг, и все остальное.

Это эмоция. Вот за нее платит клиент больше, чем даже зарплата самого барбера.

В плане виски, почему я перешел на тему, что сейчас сложнее из-за стагнации, конкуренции, экономики и всего остального. Многие убирают виски не из-за того, что нельзя а из-за того, что дорого просто стало.

И те же самые компании, которые массово уходили с рынка, когда они наливали всем абсолютно бесплатно, они же представляли барбершоп им как дополнительный сервис за рекламу. Потом они ушли с рынка и барбершопы вынуждены были покупать виски.

И сейчас ввиду определенных экономических моментов они не могут покупать. Ну, база выросла, можете себе представить. В среднем на трех клиентов надо хотя бы 50 миллиграмм виски. У нас в день проходит порядка 400 клиентов.

Вообще у барбершопа есть 3 этапа жизни. Первое — это ремонт, набор стартовой команды персонала. Второе — это развитие, где полный сервис, забота о каждом клиенте, все доп. услуги и все остальное.

А потом это рубилово бабла и коммерция. И когда человек уже в эту стадию приходит, он начинает думать только о деньгах.

Ю.Ш.: Сокращать себес (себестоимость — прим.ред.)

Д.А.: Сокращать себес. А потом искать деньги на рекламу, чтобы возвращать клиентов, которые не понимают, почему в первый год их угощали виски, выделяли на стрижку час, а потом — нет виски и стрижка по 30 минут вдруг стала. И мытье головы одно стало, не два, и так далее.

Поэтому виски мы угощали. Единственное, у нас был перерыв, когда мы этого не делали. У нас просто были небольшие проблемы с законом. На самом деле те, кто
дружат со всеми, ни у кого не будет проблем. Просто нас сильно припугнули в этом вопросе. Ну, я не буду вдаваться, думаю, нашим зрителям не будет интересно.

Ю.Ш.: Дим, скажи, чего ты добился за 3,5 года. То, что хотел? Были какие-то прям мечты и цели? Расскажи.

Д.А.: Были. И они есть. За первые 2,5 года мы добились гораздо большего, чем я планировал. Амбициозные планы мы ставили на шестнадцатый год, но их, к сожалению, не сделали.

Если в целом брать за 3,5 года, у нас 4 барбершопа в Москве. У нас четкий план по открытию и развитию барбершопов. Мы никогда не открываем последующий проект до того, как накапливается запись 50%. Когда 50%, мы начинаем строить новый проект, и тот приходит к 60-70%.

Мне важно, чтобы загрузка была полная. У мастеров была максимальная зарплата и, соответственно, это влияет на текучку кадров, а это основное в нашем бизнесе.

Меняя персонал в магазине разливного пива, магазин не упадет в своих оборотах. А если выходит персонал [в барбершопе], уходит среднем 50% его клиентской базы, и заново нужно расти, искать деньги на бюджеты и так далее. Поэтому, на данный момент мы добились загрузки более 50% четырех барбершопов, но постепенно думаем о пятом.

Что касается регионов, 10 городов мы подключили в России и Казахстане, где мы стараемся каждый барбершоп выводить на пик эффективности в каждом городе.

Например, в Тюмени, в Ростове, в Курске, безусловно я могу заявить, что мы лучшие барбершопы в этих городах. Ну, может быть, в Тюмени с Chop-Chop поспорим, но остальным всем до нас далеко. В Курске — точно.

Ю.Ш.: Это не франшизы? Это филиалы?

Д.А.: Это франшизы. У нас в собственности только филиалы Москве. В регионах мы даем франчайзинг. Но мы по-другому с ними работаем абсолютно. Мы очень лояльны, они нам практически не платят денег, эти деньги даже не покрывают наши расходы. Их покрывает обмен клиентами, которые узнали о нас во франшизах, и они приходят к нам. Только так мы перекрываем наши все затраты, потому что у нас два управленца на больших окладах обеспечивает франчайзинг, с которого по сути дела мы не берем роялти.

10 городов. За это время мы открыли академию, которая работает на обеспечение мастерами наших филиалов как Москве, так и в регионах. В Москве мы повышаем квалификацию и берем, потому что без опыта не берем. В регионах другая ситуация. Рынок только зарождается, барберов нет, их надо учить с нуля.

Сейчас в академии в первую очередь мы обучаем мастеров из других городов, которые приезжают учиться и возвращаются обратно. Молодых людей, учившихся в академии мы стараемся трудоустраивать. Не к себе в Москву, потому что в Москве нет избытка кадров и всегда можно взять хорошего мастера. Например, у нас сейчас в дрим-листе порядка 10-15 барберов, которых можно принять, чуть-чуть доучить по нашим всем семинарам, и спокойно ставить в смену. Просто мы их не берем по той причине, чтобы не падала зарплата у других наших мастеров.

Ю.Ш.: У вас в барбершопах работают только парни. За ресепшн только парни. В академию девушке можно прийти поучиться?

Д.А.: Да, конечно. У нас академия спрятана от глаз наших потенциальных клиентов, поэтому мы не распределяем людей, кто может учиться в академии, по гендерному признаку. Понятно дело, мы не предложим рабочие места дальнейшем. Есть на рынке сети барбершопов, которые берут девушек, и это их право, я не против

Ю.П.: Тот, кто тебя стрижет — это не так прям принципиально. Но принципиальный момент похода в барбершоп заключается не в том, что там их нет как персонала, а в том, что они рядом с тобой не стригутся.

Не потому, что девушек не люблю. А потому, что всегда это какой-то конфузный момент. Был на заре всего этого развития один из салонов, тоже назывался гордо барбершоп, но при этом женский зал не постарался особо отделить.

И там они обозначили реально крутых мастеров, которые там работали. Но была картина такая: сижу я, стрижет мужик, и у меня там голова мокрая, и мне нормально. А сидит девушка и прямо я вижу, она постоянно на меня глазами попадает в зеркало, и ей очень некомфортно. Ей не комфортно — она вся какая-то мокрая. И в целом какой-то конфузный момент, то есть, я не могу расслабиться. В стрижке есть что-то интимное.

Ю.Ш.: Да, и все эти темы разговоров.

Ю.П.: Когда я приходил в Firm в тот же, там всегда начинается сначала 1 на 1, а потом завязывается разговор на троих, на четверых, все подтягиваются и вот это создает атмосферу, это важно.

Девушки бывают разные, кто-то может поддержать мужской разговор, а кто-то нет. Просто классический парикмахер то наверное в барбершопах может испортить атмосферу, за которую боролись дорогим ремонтом, виски и прочими историями.

Д.А.: Основной мой бизнес, с которого я зарабатываю деньги, это качественные услуги, это хорошая плотная запись, расписаная от 50% до 70% в зависимости от сезона. Не беру декабрь, там расписано 160%, или февраль. Это то, на чем я зарабатываю, хочу дальше зарабатывать и больше зарабатывать.

Второй мой бизнес — это, наверное, продажи внутри барбершопов. Могу сказать, что они у нас колоссальные, они рекордные. Где-то оборот у нас составляет от 20% до 30% в зависимости от барбершопа. И, опять же, там мы немного зарабатываем, потому что практически весь бюджет у нас уходит на хорошие зарплаты наших парней администраторов.

Мы не просто берем каких-то школьников, которые просто должны записать, встретить и все остальное. У нас работают именно гениальные менеджеры, которые отвечают за весь сервис, зону комфорта, за развитие, по сути дела, в каждом барбершопе.

У нас зарплата администраторов составляет от 70 до 140 тысяч рублей в месяц, это рекордная зарплата администратора. Со сложной системой мотивации от выхода, оборота с кассой и специальная мотивация по продажам — она в плановой системе стоит — и дополнительных различных функций.

Третий бизнес — это, наверно, франчайзинг, который мы открываем один в квартал и доводим до ума. Мне очень приятно, что каждый Frant является лучшим в своем регионе, в своем районе, в своей области. И я от этого получаю удовольствие. Мне скорее франчайзинг не для денег нужен, а именно для удовольствия. Потому что партнеров я очень избирательно подбираю.

Это талантливейшие успешные люди каждого региона, которые хорошо встречают. Когда ты не устраиваешь с ними исключительно деловых какие-то коммерческих вопросов, ты выстраивать с ними уже более такие семейные и дружеские отношения. Поэтому все прекрасно встречают и в этих городах себя чувствуешь очень комфортно, и те финансы, которые нам платят, идут только на себестоимость по сути дела нашей работы.

Но они нам дают имя. Очень приятно, когда приезжает к тебе в Москву гость, клиент, и говорит: «Я был у вас в том-то регионе и мне там так понравилось, и я к вам пришел». Обычно же у других сетей наоборот — все лучшее в главном филиале, а до какой-то там 200-й франшизы не доходит вся информация, мастер не обучен, все не то. У нас каждого вынашивают, как своего ребенка.

Ю.П.: Тогда самое главное, как вы этого добиваетесь? Этого можно добиться контролем качества, но еще там много другой работы.

Д.А.: Я вкратце расскажу процесс работы с нашим специальным франчайзингом.

Как только у нас возникает заявка, мы выделяем время и узнаем, реально ли это серьезный интерес, либо это просто письмо с выбором какой-то франшизы. Когда дело доходит до обстоятельного разговора, я приглашаю обязательно в Москву лично познакомиться, провести по всем нашим барбершопам, по академии. Показать, кто мы, и какие мы классные ребята, чего мы достигли, и открыть какие-то тайны даже уже коммерческие.

После этого, как только мы понимаем, что у нас будет дальше работа, что это наш потенциальный партнер, может стать хорошим директором и добиться тех результатов, на которые мы надеемся в его регионе, оставляет аванс 50 тысяч рублей, и возвращается к себе. Готовиться непосредственно к работе.

Мы даем всех наших партнеров, от YCLIENTS до моек, плиток, кресел, безусловно, и начинаем работу. За месяц до этого включаюсь я в работу, в первую очередь по поиску мастеров. Этот месяц я ищу этих мастеров, лично каждый звонок принимаю. Моя задача, чтобы они пришли на собеседование. Как можно больше людей.

Администраторов — проблемы нет. За два дня дается объявление на Avito, Headhunter, приходит человек 50, и их мы, собственно, обучаем. Поэтому, когда уже определяемся с датой открытия, мы прилетаем за три дня, проводим собеседование со всеми мастерами, начинаем обучать.

Обучаем, выбираем на первое время двух самых подготовленных, мы с ними договариваемся, подписываем бумаги, и с ними занимаемся, занимаемся, занимаемся, пока они не будут того уровня, который нам нужен в этом регионе.

После мы уезжаем, через месяц обязательно контрольный визит, опять же, это делаю я лично. Проверяю, как все работают ребята на сервисе. В течение месяца отслеживаю все программы от YCLIENTS, камер частично выборочно, всего-всего остального. То есть, контроль идет постоянно. И в целом в каждом своем региональном представительстве я бываю 5-6 раз в год. На самом деле, это очень много. Я люблю путешествовать, и делаю это для удовольствия, не для денег.

Ю.П.: Из того, что ты сейчас рассказал, понятно, что это очень дофига работы на самом деле.

Д.А.: Дофига, не спорю.

Ю.П.: Сейчас чуваков, которые думали франшизу свою запустить, ты просто отговорил. Столько там летать, учить, смотреть. Не кажется так просто, как все изначально себе придумывают. Типа, сейчас франшизу запущу, и все.

Д.А.: Первую рекламу о франчайзинге мы начали давать только месяц назад. Все франшизы, которые у нас открыты — это наши клиенты, которые у нас постриглись и сказали: «а можно нам такую же штуку себя сделать?»

Вот только сейчас мы решили продавать франчайзинг, потому что есть естественный приток наших клиентов, которые хотят открывать франшизы, они и так интересуются. Мне кажется, все-таки нам еще стоит открыться в пяти городах ключевых для завоевания наших позиций. Воронеж, Калининград, Волгоград, Самара, Казань, Нижний Новгород — вот эти города мне бы хотелось еще.

Это 3-й бизнес. 4-й давайте вкратце. Академия, которая не приносит денег никому, наверное. Мне кажется, только мой хороший товарищ Рудницкий зарабатывает с этого. Но у него какой опыт, какой стаж, столько лет Сереге.

Серега трудоголик в этом направлении, и с теми масштабами, которые у него есть, он зарабатывает. Все остальные, что профессиональные марки, что барбершопы, делают свои академии — это больше популяризация сети, сарафан внутри мастеров, что «у них хорошее обучение, хороший уровень», чтобы всегда у тебя была очередь dream-листа кандидатов в барберы и на работу у тебя.

И 5, маленький бизнес, маленькое удовольствие, хобби, по предыдущей работе — свой бренд небольшой.

Возвращаясь ко всему, зарабатываю только с именно услуг. BARBADOS — это бренд пока в сегменте именно ухода за бородой. Линейка из 13 продуктов, но она — это именно хобби, я не оговорился, потому что себестоимость сумасшедшая. Маржинальность очень маленькая, и мы хотели продукт на качество, на кайф в работе с ним.

Он в стекле, все продукты в стекле, причем, стекло каленое, черное, потому что экопродукт. И в противном случае у него был бы еще меньше срок годности. У него и так срок годности от 6 до 12 месяцев. Ни один пузырек у нас еще не разбился, такое качество упаковки. За то все время бьется керамогранит в наших барбершопах, а ни один пузырек не разбился. Ни масло, ни кремовые бальзамы, ни восковые бальзамы, ни масло для роста, ни спрей для бороды, — а плитка бьется.

Ю.Ш.: Самая большая проблема — текучка кадров. Как сдержать мастеров? Еак их мотивировать? Есть какие-то, может быть, выезды на природу с шашлыками? Есть какая-то фишка, как у тебя получилось удержать своих мастеров?

Д.А.: Мне кажется, меня больше всего троллят на тему бани, что я часто очень парюсь со своими барберами и администраторами.

Если вы были на недавней выставке Barber Week, которую организовывала Simushka и Алексей Тришин, я имел честь вести семинар именно по мотивации сотрудников. Он часовой был при большой аудитории. И я этому уделил много внимания и искренне абсолютно пообщался, рассказал, как это у нас есть.

Главный секрет нашего успеха — то, что мы за 3,5 года постригли более 40 тысяч клиентов и 18 тысяч клиентов является постоянными. Это не значит, что от нас 22 тысячи ушло, кто-то номера поменял, и так далее. — это именно текучка кадров. За все время по всем нашим филиалам нас текучка кадров составила 10 барберов и 3 администратора. Все возможные мотивации.

Во-первых, у нас есть 2 основных поставщика наших, на которых мы сконцентрировались. Мы не размазываем продукцию по полкам для того, чтобы там всех заказывать по 20 тысяч, а заказываем на очень большие суммы. Бьютиж в первую очередь, во вторую это Uppercut.

По Бьютиж у нас контракт 8 и 6 миллионов рублей в год. Это очень большая сумма, учитывая, что это на 3 барбершопа всего лишь основных в Москве. За это мы получаем постоянные подарки для барберов, которым очень приятно их получать — машинки, велосипеды, поездки на обучение и другие подарки.

У нас постоянно проходят корпоративы. У нас более дружеская работа со всем персоналом. Все знают грань, которую нельзя переступать со мной, но все общаются очень открыто, как с другом. Но не дерзят.

Мы постоянно устраиваем какие-то клубы по интересам, где играем в пейнтбол с кем-то поем в караоке, с кем-то играем футбол и другие моменты. Самых успешных барберов мы заложили традицию вывозить за границу за наш счет.

Постоянно награждаем барберов месяца, барберов года по разным номинациям, дарим подарки различные. Чаще всего инструмент ребята просят, но если какие-то есть другие пожелания, мы их тоже обязательно реализуем. Это самое основное. Самое основное — это люди, это команда. Вот секрет успеха. Не ремонт, не даже техники стрижек.

Это очень важно сейчас. Многие могут со мной поспорить, «как это, не умея стричь…» Но я просто раскрою тайну, что самые успешные барберы, у которых лучший возврат и плотная запись, — это те ребята, которые может быть чуть-чуть слабее в технике стрижек, но с сумасшедшим сервисом и искренним общением с клиентом. А те ребята, которые делают сумасшедшие, умопомрачительные работы, сидят без записи порой в некоммерческое время. В коммерческое, понятное дело, все расписывается, а вот во вторник утром работают только приятные ребята.

Ю.П.: Я сейчас залез в телефон, посмотрел нашу статистику. В России 1000-1100 барбершопов. Всех, кто называет себя так. И в Москве 300-350.

Как ты думаешь, сколько еще может быть? Ну вот Локонцев считает, что тысяча в Москве вообще легко может быть.

Ю.Ш.: Тысяча TOPGUN, и остальные, — он так сказал.

Д.А.: А остальных он выкупать потом будет. Он уже хочет, чтобы ассоциировалось имя «Мужские стрижки» только с TOPGUN.

Это нормально. Пусть каждый имеет право на свою точку зрения. Леху люблю и уважаю, с ним всегда очень интересно. Не скучно точно на нашем рынке, я считаю, что рынок барбершопов превратится просто в рынок салонов красоты, и все. То же самое, салонов красоты в Москве сколько, 5 тысяч?

Ю.П.: Ну, понятно, что и будут там какие-то барбершопы за 500 рублей, которые ты видел по дороге. Но если в классическом понимании, то, что мы закладываем в это слово, сколько их будет максимум?

Д.А.: Я думаю, что их будет тысячи три, сто процентов. Просто, я говорю, они превратятся в рынок салонов красоты по модели. Сейчас салон красоты как открываются? 10 открываются новых, 2 остается, 8 закрывается. Барбершопом можно было два года назвать какую-нибудь шаурмечную, и народ пойдет. Не вернется, понятно дело, но придет.

Потом будут только лучшие. Проще будет сетям работать, проще тем, у кого отлажена вся модель, кто занимается именно оптимизацией всех бизнес-процессов, от электронной записи до возврата клиентов какими-то там напоминалками. Кто продолжит уделять внимание сервису и будет развиваться.

Будут закрываться, будут закрываться много. Сейчас уже есть примеры. Сколько барбершопов закрылось?

Ю.Ш.: Да, уже много случаев, которые закрываются.

Д.А.: И вывески меняют свои, ценники опускают, и так далее, да. Могу похвастаться, что мы первые по количеству барбершопов на конец 16 года из тех, у кого не было ни одного закрытия, не было ни одной смены вывески. Стараемся каждый продукт доводить до ума.

Я думаю, что будет очень много. Просто сейчас этот рынок очень высокомаржинальный. Безумно высокомаржинальный, чем не могут похвастаться салоны красоты. Потому что ценник довольно-таки высокий, запись плотная, себестоимость услуг — все ее знают.

Ю.Ш.: В связи с этим развитием индустрии сейчас пытаются придумать что-то новое. Кто-то начинает маникюры добавлять, кто-то тату. Кто-то: «А вот у нас в кабинете делают массаж, а напротив у нас бар, а через дорогу у нас там стриптиз». Как ты относится к доп. услугам в барбершопе?

Д.А.: Я считаю, что прайс не должен быть очень большой, потому что все, что в нем есть, все должно быть успешным, и должно применяться.

Если у тебя, как в ресторане, например, есть блюда, которые никто не заказывает, зачем оно нужно в меню? Понятное дело, что другая сторона медали — нужно клиента постоянно удивлять. Мы всегда задумываемся, чем удивим его в следующем квартале. Добавили вапоризаторы, сейчас добавляем одну услугу, возможно, она другую заменит.

Мы себя считаем классическим барбершопом, и пока рынок кардинально не поменяется, мы не будем пересматривать свою точку зрения. Это услуги, что я называю, выше кадыка. Никакого маникюра, массажа у нас не будет.

У нас есть какие-то доп. сервисы. Не с услугами, как я уже говорил, а «сонька», виски, не будем повторяться. Но за это денег не берем. Все, за что мы можем брать деньги, это все услуги, связанные с волосами выше кадыка.

Соответственно, например, у нас всегда была услуга воскового удаления волос. Сейчас думаем, как ее сделать более популярной. Она может замениться на, предположим, черную маску, которая была очень популярна в интернете, но мы ее туда не внедряли. Вводили скраб, есть камуфляж — одна из основополагающих услуг, хоть и доп. услуг. Но добавлять какие-то услуги и уходить от того концепта, который у нас есть, мы в ближайшие года два точно не будем, 100%.

И барбершопы будут тоже меняться, только успешными останутся те, которые будут чувствовать, какой продукт нужно дать потребителю. Нужно будет переделываться — переделаемся. Сейчас мы успешны, сейчас мы даем тот продукт, который нужен нашим клиентам. Это не только качество работ, это сервис и все остальное. Здесь я повторяюсь.

Ю.Ш.: Сейчас вообще барбер-индустрия популяризируется. Не только не только среди нас барберов, что хорошо, не только среди мужчин, которые ходят в барбершоп, что тоже хорошо. Я считаю, что тут и Локонцеву большое спасибо, и Black Star барбершоп, за то, что они популяризируют само название «барбершоп». Это, на самом деле, очень полезная история. Они делают это массово.

Вопрос в том, что за счет этого начинают появляться еще и люди, которые просто следят за барбершопами. Начинают появляться фестивали, выставки. Как относишься к ним и принимаешь ли ты участие? И вообще, как тебе эта идея собираться всем вместе тем людям, которым интересна эта индустрия?

Д.А.: Очень положительно к этому отношусь. Хотелось бы на вопрос более подробно ответить и разделить его на 2 части. И забежать сначала во вторую.

В следующем году и через год грядут очень большие изменения связи с изменением налогообложения. В связи с тем, что у нас с 19 года должны быть все барберы сертифицированные. Я думаю, вы об этом слышали, что нужно мейкап сдать, окрашивания. Поэтому мы договариваемся, чтобы все директора ведущих сетей барбершопов и единичных барбершопов, но сильных и узнаваемых, у которых хорошая запись, встретиться и пообщаться. Обсудить правила игры на будущее. Надеюсь, нас не будет слушать антимонопольный закон, потому что это не совсем будет, возможно, где-то.

Ю.П.: Да нормально мы вас захостим здесь, если что, и нормально собирайтесь.

Д.А.: Если что, встретимся здесь, в офисе YCLIENTS (смеется).

А первый вопрос, основной, который ты задал — это выставки. В этом году обширные выставки, массовые такие, проходили три. Это Barbershop Connect, большая пати TOPGUN и Тришина Barber Week.

К сожалению, у меня не получилось присутствовать на Barbershop Connect, я был в отпуске просто в это время. Уже запланировал отдых ранее, чем анонсировали участие и организацию мероприятия, поэтому она прошла мимо нас. Кто захотел из барберов — пришел. Я у всех спросил фидбэк, как все прошло, какой опыт.

Но праздник жизни TOPGUN — это отдельная тема. Там нам делать нечего. Можно, конечно, прийти, порадоваться за тех ребят, которым дарили BMW и iPhone, но они проходили на одной неделе, и я был, опять же, в отпуске. Может быть и пришел бы посмотреть.

Третье — это мероприятие, которое недавно совсем было. Это Алексеем Тришиным организованный из Lock Stock&Barrel и Simushka, и мы там участвовали.

Ю.Ш.: Да, я снимал там ролик, видел ваш стенд.

Д.А.: У нас был бизнес-форум отдельно, два дня проходил, где я был одним из спикеров. Мы очень классно пообщались, аудитория порядка 100-150 директоров. Было очень приятно с Тимофеевым из FIRMA, с Алексеем Локонцевым из TOPGUN, и не помню, как зовут девушку из Barberella, нашумевший проект, которого мы тоже сегодня коснулись

Ю.Ш.: Лиза

Д.А.: Лиза, да. И были ребята из Big Bro. И отдельно проходило двухдневное мероприятие с тренингами барберов, где выставлялись все, кто только возможно. Кто хотел и смог по бюджету в этой индустрии. От продажи кресел, барбершопов, академий, франчайзингов, инструментов, — там все были.

У нас был совместный стенд с Uppercut, но у нас не совсем было удачное расположение. У нас был самый дорогой и самый широкий стенд в принципе из всех, если было посмотреть. Но, наверно, самый менее эффективный, потому что все колонки с основной сцены, все 6 били на нас. И если человек приходил интересоваться, что у нас вообще на этом стенде, чем может быть полезно, то просто приходилось одевать куртки и выходить на улицу — здесь просто невозможно разговаривать.

Я же всегда за активность, я всегда хочу, чтобы ребята наши развивались, учились. Даже пускай они уйдут от нас, это будет абсолютно нормально.

Я всем говорю: «Ребят, если вы откроете в дальнейшем свой барбершоп, и у вас все получится, я вам пожму руку. Только давайте сделаем красиво. Вы об этом предупредите, вы пойдете, я даже буду помогать вам». Не когда барбер «настриг» клиентскую базу и хочет на кресле арендованном работать, «сейчас я буду зарабатывать гораздо больше, поимея того, кто мне жизнь дал в этой сфере и раскрутил меня, распиарил».

Ю.Ш.: Один еще вопрос, по поводу коллабораций. Таких даже, как наше, вот, Barber Space, Frant и YCLIENTS. Есть какие-то еще партнерские отношениянесекретного формата? Допустим, я знаю, с Матч ТВ, насколько я понял, сотрудничаешь.

Д.А.: У нас очень много коллабораций. Во-первых , любая успешная компания пиарится, развивается не только на базе какой-то платной рекламы, платных каких-то проектов сугубо коммерческих, но и за счет обмена опытом и целевой аудиторией. Поэтому, очень хорошо относимся.

Я же по поводу виски говорил, у нас шикарные партнеры из Tullamore Dew, второй по популярности виски Ирландии, которые мы просто финансово не смогли бы закупать в таком объеме, который у нас выпивают. Но ребята от этого тоже выигрывают. Мы не тратим ничего, мы получаем только лояльность наших клиентов, а они получают дегустацию в чистой целевой аудитории — мужчина от 25 до 45 лет.

Таких коллабораций у нас много, у нас бывает коллаборация с Comedy Club, мы очень много иx стрижем, но иногда мы выезжаем к ним, готовим их перед концертами. Не в барбершопе, да, соответственно, они делают нам определенную рекламу.

Матч ТВ у нас раньше была коллаборация, мы взаимным кросс-постингом пользовались. Мы выезжали с креслами на их мероприятие открытые, которые они проводят периодическим в парках, там, массовая физкультура и так далее.

Ю.Ш.: У вас была коллаборация в виде стенда совместная на Barber Week с Uppercut. Это разовый какой-то момент или вы на постоянной основе с ними работаете?

Д.А.: Как я уже говорил, у нас есть два основных поставщика — это концерн «Бьютиж Рус», куда входит American Crew, Intragen — новый бренд, который они пока под нас завезли. Но, я думаю, не будут потом продавать другим барбершопам под названием FLOID. Качественный очень, хороший по цене. И олдскул. Ну, есть один нюанс отдушек, в некоторых продуктах. 50% отдушек спорные но 50% нам очень нравится.

Второй бренд, пока именно бренд, а потом, может быть, будет концерном, это Uppercut, с которыми мы очень много устраиваем различных маркетинговых партнерских компаний. И на этом стенде American Crew, который является основной наверное все-таки базовой нашей косметикой, не хотели присутствовать на «Празднике жизни», поэтому уже партнерились с Uppercut. И в дальнейшем мы будем делать такие проекты с Uppercut и с American Crew.

Мы за любое партнерство с этими брендами. Конечно, сложно отбиваться от других, потому что очень хотят многие зайти к нам, но у нас есть контракты на крупные суммы, и тут какие-то обязанности перед этим маркам. Поэтому, мы верны и будем с ними работать.

Любые проекты. С American Crew мы играем в футбол с Uppercut мы проводили то на турнир по FIFA среди наших гостей, потому что академию в то время, когда они не обучают, мы стараемся использовать как мужской клуб. Мы смотрим фильмы, играем футбол. В январе мы планируем этап кубка мира по нардам. Недавно, кстати, познакомимся с международными нардами. Играете в нарды?

Ю.Ш.: Да, ну, я умею.

Д.А.: Не в обычные нарды, где просто кидаешь кости и ходишь. А где куб умножения и все по математике.

Недавно играл чемпионом России капитаном сборной…

Ю.Ш.: Большие, короткие? Вот эти вот?

Д.А.: Короткие, да. И все по математике! Мы договорились с капитаном сборной России по нардам провести в академии турнир. Поэтому, мы за любые коллаборации, за любые идеи, за движуху.

One thought on “«Франчайзинг мне не для денег, а для удовольствия». Дмитрий Андреев, Франт — интервью для BARBER BUSINE$$

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *