"Почему вы тогда мне не продали? Меня бы не было вообще!" Алексей Локонцев — интервью для BARBER BUSINE$$ - YJOURNAL

«Почему вы тогда мне не продали? Меня бы не было вообще!» Алексей Локонцев — интервью для BARBER BUSINE$$

Интервью Алексея Локонцева для проекта BARBER BUSINE$$.

Откровенно о том, как начинался TOPGUN, в разговоре с Юрием Шевелом и Юрием Петровым.


Адаптированная текстовая версия интервью

Алексей Локонцев (TOPGUN), Юрий Шевел (Barber Space), Юрий Петров (YCLIENTS).

Юрий Шевел (Ю.Ш.): Алексей, давайте сразу поговорим о самом важном. Как пришли вообще в этот бизнес? Как зародилась идея заниматься барбер-индустрией?

Алексей Локонцев (А.Л.): Я не был парикмахером или там кем-то. То есть, была жопа. Интернет-канал, да? Можно говорить, как есть?

Ю.Ш.: Да.

А.Л.: Да, то есть, у меня была реально жопа. Я попал в кризис 2014 года, когда евро вырос в два раза.

Я занимался до этого свадебным бизнесом. У меня было много бизнесов, но я занимался в тот момент свадебным. Я покупал в Испании платья крутых брендов и я покупал их за евро. Так как я покупал коллекцию в начале года, а забирал ее в конце года под сезон, в марте должен был забирать, то, конечно же, пока я ее оплатил в начале, в конце я получил ценник в два раза дороже.

Поэтому я просто в один день убил свой бизнес. И мне нужно было что-то делать. В тот момент в Forbes вышла статья про Chop-Chop, Barber Moscow, Mr.Right, что есть
новое направление. Мне так это понравилось. И я поехал покупать Chop-Chop.

Я летел с Ямайки, у меня был вот этот этот журнал Forbes — как он там попал ко мне, не знаю. И я прямо вышел из самолета и сразу поехал не домой уставший, хотя лететь далеко, там 12 часов что ли лететь. Я сразу поехал в Chop-Chop.

Мы приехали в 9 утра в аэропорт, и я поехал Chop-Chop. Там я, к сожалению, не встретил ребят из Chop-Chop, а встретил какую-то девочку, не помню, как зовут. Ася — не Ася.

И я с ней вел переговоры три месяца о покупке Chop-Chop.

Мало того, я параллельно рекламировал Chop-Chop в Туле уже, потому что я понимал, что я буду отркываться в Туле. Это мой родной город, в котором я живу. На
Москву мне не хватало бы моих 800 000. Поэтому понимал, что я откроюсь в Туле.

Три месяца я рекламировал это во всех журналах, покупал щиты и все это делал. И в итоге я с ними не договорился.

Поэтому, парни, не знаю, почему не продали. Вопрос к вам.

Ну и я, конечно же, психанул, плюнул там у них по центру этого зала и ушел. Они до сих пор меня зовут «деревенский выскочка».

Я своему директору дизайн-студии набрал, сказал: «Мне нужен логотип для барбершопа». Она спросила: «Что ты видишь в этом?»

Я говорю, что если наложить расческу на ножницы, вижу самолетик. Поэтому давай сделаем TOPGUN. Кино такое было, в голову приходит. И в летной форме будут нас такие барберы и сделаем такой стиль: старый ангар самолетный, операции «Буря в пустыне». Почему-то мне так показалось.

Какую силу я нес в своем бренде? Top gun, по всем переводам — это топовый человек в своем бизнесе. То есть, специалист в своем бизнесе. На сленге он — Top Gun.

Я понимал, что любой топгановец — это специалист по стрижкам, то есть, топовый мастер.

Дальше, Top Gun, прямой перевод — это топовое оружие. Топовое оружие мужика — это внешний вид. Соответственно, внешний вид мужика — это его топовое оружие.

Третье, топовое оружие барбера — это ножницы и расческа, и они используются в логотипе.

И 4-е, конечно, кино с Томом Крузом. Причем, самый прикол, что в этом году или в следующем выходит Top Gun 2 с Томом Крузом. Я не платил (смеется).

Ю.Ш.: Основы дизайна и бренд бук, который изначально был создан, он есть и по сей день? Или вы делаю какие-то нововведения?

А.Л.: Нет, конечно же, мы со временем пришли к тому, чтобы все таки не буря в пустыне, а мы просто топовый барбершоп, в котором стригут круто.

Наша идея брать атмосферу в первую очередь, наших «пилотов», это все ушло. Мы в перу очередь круче всех стрижем. Мы берем не за атмосферу, а за стрижки. И уже на втором месте эта атмосфера.

Ошибка всех моих конкурентов — они берут за атмосферу. Потому что вот, например, как набирают? Не будем скрывать, открытая передача, я вам всем этого лицо скажу там Firm, Old Boy. Привет тебе, кстати.

Как вы набираете все себе барберов? У вас во франшизе даже не прописано инструменты купить. А инструмент надо покупать, потому что какой бы ты талантливый не был, если у тебя нет инструмента, ты не сможешь классно подстричь.

Вот ребята не прописали даже во франшизе покупку инструмента. А это, на минуточку, 50 тыс. рублей на одного барбера.

Мы формируем этот рынок. Когда открылся Тимати, мне все сказали «вот Тимати открылся, тебе хана, все, он теперь победит». Да как он победит-то?

Я вообще люблю Тимати за то, что он написал в своем инстаграме: «Я открываю барбершоп», и 7,5 миллионов его подписчиков, не знающие этого слова, зашли и прочитали.

Мне, чтобы 7,5 миллионов подписчиков получить, не подписчика, а просто людей, которые узнали бы о барбершопе, нужно 10 миллионов потратить на рекламу.

Ю.Ш. То есть, он просто увеличил аудиторию вообще?

А.Л. Да. У меня задача сейчас в первую очередь — задача барбершопа TOPGUN — создать этот рынок в стране. Его кроме меня никто не создает. Все создают свою локальную, рекламируют себя локально.

Юрий Петров (Ю.П.): У меня такой вопрос. Сейчас много франшиз. Все, кто более-менее нарисовал логотип и сделал интерьер, сразу упаковывают это во франшизу и начинают продавать.

На разных условиях. Кто-то вообще отдает, только возьмите, потому что есть какой-то эффект, что кто-то в другом месте еще знает про бренд. Кто-то продает, пытаясь на этом зарабатывать. Но есть масса проблем с контролем качества, они все косячат.

Но франшиза это же не только бренд и гайдлайны, что нужно купить. Есть там машинки или нет. Человек, когда покупает франшизу, он так или иначе должен рассчитывать, что этот бренд ему даст что-то в плане аудитории. То есть, если я вешаю другую вывеску, то ко мне кто-то придет.

Я понимаю, что у тебя проблем нет на таком обхвате. Но что ты думаешь про остальные франшизы? Это же по факту пустышки.

А.Л.: Очень правильный вопрос. Каждый, кто более-менее нарисовал бренд пытается продавать франшизу.

Я больше — скажу барбершопу FIDEL из Балашихи я рисовал логотип.

И я рисовал ему сайт, потому что он обратился в ту компанию, которая была на сайте у меня. Якобы, они создатели. Он обратился к ним, они говорят, «да, делаем». Но они моей же дизайн-студии и заказали.

Мне не жалко, пусть лучше будет хороших сайтов больше. Мы сделали ему, и он говорит: «Мне нужна страница франшизы». Мы сделаем на страницу франшизы, но чувак еще не успел открыться, и он уже продает франшизу.

Ребят, как вы вообще думаете? Как можно продать франшизу? Просто потому что все продают, «Леха продает, и я буду»? Ну, как бы, вообще молодцы.

За франшизой должно быть что-то. Вот читаю бородачи (барбершоп BORODACH — прим.редактора): «Мы на опыте, у нас уже 2-й, мы уже с 16 года». На каком вы нахрен опыте? Ребят, вы с 16-го года, а сейчас 17-й!

Ю.П.: Короче, давай углубимся. Когда Chop-Chop начал продавать франшизу, это уже был реально бренд так или иначе. В Москве все хипстеры знали эту историю.

Они вложили, в силу своих там связей там предыдущий опыта, и в медиа и в журналы модные. И, понятно, их покупали реально. Люди в регионах уже знали и шли на этот бренд.

Как тебе удалось, когда уже существовало много других там успешных брендов…

А.Л.: Парни, я еще и без денег был, вот это самое прикольное! И в Туле!

Во-первых, если бы я не выстрелил, мне была бы жопа. Я входил уже в это с 800 тыс. рублей, это были последние. А до этого было еще 12 миллионов долгов, которые висели надо мной, потому что я бизнесмен. У меня все бизнесы неудачные были. То есть, я просто прокачивался.

В итоге, я когда пришел к ним, когда я ждал 40 минут у них, я посмотрел на все, что я покупаю. И я понял, что тут покупать ничего. Я сижу на твердой скамейке, на которой мне неприятно сидеть.

Я не видел ни одного телевизора, где бы я отвлекся. Я не видел ни одной девчонки, потому что я с их парнями не хотел говорить. Там был Леха, худой, хороший малый. Но он худоват был, то есть, мне не как бы вообще не интересно (смеется).

Была бы красивая девчонка, я бы пошел к ней, поболтал хотя бы. Может, тогда бы я и купил Chop-Chop, если мне было бы, куда отвлечься. А я 45 минут тупо сидел и не знал, чем себя занять.

Чтобы создать любой бизнес, нужно УТП — уникальное товарное предложение. Чем ты отличаешься от других. И я придумывал себе несколько УТП. Первое — мягкий диван, обязательно. Второе — телевизор с Sony Playstation обязательно. Третье — телка на ресепшене обязательно, желательно красивая и грудастая.

Сейчас мы это поменяем, можно и мужика нормального. Главное, чтобы язык был подвешен нормально.

И косметики много. Это тоже обязательно, потому что тебе нечем заняться, ты покупаешь косметику.

Когда я пришел к ним, понимаю, что реально я тут могу купить только лучших мастеров. И то потому, что в тот момент никто не понимал, как это, стричь. Но, разобравшись в вопросе, я привез в свое время в Тулу Сида Соттунга, который имеет там свою академию где-то в Британии. В какой-то деревне возле Лондона своя академия на 5 кресел. Академия громко звучит.

В тот момент я его привез он, обучил моих начинающих трех барберов, которых я взял, и мы из этого сделали такое шоу в Туле.

Я в первый месяц заработал 50 тысяч чистой прибыли. В сентябре я уже продал первую франшизу. Ко мне приехала Наталья из Егорьевска. Говорит: «У меня есть унисекс парикмахерская, и я хочу эту тему. Я сама ничего не понимаю, помоги мне открыть».

И я ей за 100 тысяч рублей просто помог открыть. Но я считаю, что это первая продажа франшизы. Она до сих пор работает. Наташ, привет.

Ю.Ш.: Насколько я помню, был такой момент. Открылся TOPGUN раз, 3 уже по-моему было. И вот было такое затишье перед бурей. Я TOPGUN видел, потом — тишина. А потом резко начало просто 20, 30, 40. Это была какая то переподготовка бренда?

А.Л.: Нет, все правильно ты говоришь. В первый год мы продали 5 франшиз. Во второй нас было уже 19. Или даже к концу года уже 34 что ли. 19 в Москве было, да.

Смысл в том, что я понял, что все остальные, мои конкуренты, продают атмосферу. Они не развивают своих барберов. Академия была только в Chop-Chop в тот момент и все. Я не знаю, кто сейчас академик у них. В тот момент преподавала девушка.

Я начинаю понимать, что рынок пустоват, рынком не занимаются. Есть одна академия на всю Москву.

А самый прикол-то еще, что я говорю: «Ребят, а чего вас всего четыре? Вам пять лет, а вас всего четыре. Почему не продаете франшизу на Москву?»

На что мне было сказано: «Мы сами Москву захватим. В принципе, в Москве больше 15 и не надо».

Ну, как бы, почему так решили? Потому что якобы дорого? Это смотря с чем сравнивать.

Давайте сравним просто любую стрижку женщины. Ей горячими ножницами там внизу поводили — даже мимо волос — сказали: «Мы тебя подстригли на шесть тысяч, давай».

То есть, когда наша жена приходит подстриженная, и до стрижки — мы не видим разницы. Она приходит, говорит: «Все, дай мне шесть тысяч, я потратила». Куда ты
потратила? Некоторые 6, а некоторые 30 тысяч. Приходит, и все равно не видно нифига. Что бы они ни делали, это нифига не видно.

А мужик ходит за 400 рублей, и видно что реально его оболванили. Это всем видно, но всем пофиг, потому что «я девушка, со мной должен быть страшненький мужик, и меня все устраивает». Но когда мужики стали нормально стричься и они понимают, что их стрижка носится, их стрижка классно выглядит, и он в толпе выделяется, то это дорогого стоит. Это стоит 6000 даже. А мы сегодня за это берем всего 1700.

Поэтому, друзья, кто сказал, что дорого это 1700? Кто сказал, что должны быть внутри Садового кольца только клиенты? Клиенты — все. От 3 лет до 65, пока он ходит не под себя. Это наш клиент. И он должен выглядеть классно, и мы для этого пришли на этот рынок. И до нашего прихода не было понимания стоимости стрижки.

Вы говорите, почему все продают, а такой успех только у нас.

Ю.П.: Ну да, хочется истории, что ты сделал, то есть, почему…

А.Л.: Пацаны, как бы, вот, Димка Frant… Извини, конечно, я дам чуть-чуть эту обратную связь. Мы с тобой вчера виделись, кстати, привет тебе еще раз.

Вчера же проиграли Арсеналу Спартак. Они приехали, все болели за Спартак и Тула их всех — раз. А я туляк, мне гордость.

Прикол в том, что с Димкой мы общаемся, я не знаю, наверно, Дима, тайну не скажу, что он открылся на два месяца раньше меня. Но он открылся в Москве а я в Туле.

И сейчас как бы у Димки 6 или 5 Франтов в Москве. И я когда спросил: «Димка, почему так медленно идешь?» Он говорит: «Я хочу сам развивать». Я говорю, что сам не осилишь. Он говорит: «Да и не надо больше».

То есть, также как и Chop-Chop в свое время говорили, что не надо больше. А я говорю, почему не надо-то?

Смотри, я открываю в Тропарево, у меня есть показатели выхода на безубыточность, на 4-й на 3-й месяц должны. Вот Тропарево вышел на безубыточность в 1-й месяц. Янгеля вышла на безубыточность во второй месяц. Все говорят, что за МКАДом не нужно, ой, за Третьим кольцом не нужно. А они качают, потому что люди ценят в первую очередь свое время.

Они уже готовы стричься в барбершопах, но они не готовы в пробке ехать в Садовое кольцо, чтобы постричься. Они все равно выходят, они знают барбершопы, но они
стригутся не в барбершопах, потому что в их доме нет барбершопа.

А когда в доме будет барбершоп, они будут стричься в нем. Вот и все. Поэтому все, кто не делают этого и думают, что «вот я должен быть внутри Садового кольца, все мои внутри кольца и там за за Садовым кольцом нет жизни», — это ошибка.

И мало того еще, я все деньги, которые зарабатываю на франшизе, я все кидаю в развитие. На сегодняшний день, любой журнал мужской откройте. Там есть TOPGUN. Любой. Мало того, я ращу не только бренд TOPGUN, а бренд ходить в барбершоп.

И мало того, я и Касте говорю спасибо. Вчера слышу песню у Касты, «Макарэна» называется. Там говорит «вышел из барбершопа, со стрижками жопа». Ну, короче, классно срифмовали, молодцы. Но они это слово два раза сказали в своей песне. То есть, культура барбершопа, она со всех сторон на тебя давит.

Условно, там же Тиньков сам ко мне пришел. Мне говорят: «Сколько ты заплатил Тинькову?» Да ребят, человек — миллиардер. Как можно ему позвонить, сказать: «Олежек, мы тебя бесплатно пострижем, приходи ко мне»?

Я просто реально был стотысячным клиентом. Он заодно выбрал, чтобы стотысячный клиент такой попался. Понятно, что там может быть я был в пятерке стотысячных. Была там шарашкина контора какая-то французская, еще чего-то и я.

Причем, когда он пришел, он говорит: «Я видел вашу рекламу бородачей во всех журналах». Он видел, у него отложилось, он ко мне пришел. А из если бы я не делал такую массовую рекламу в журналах, то он бы меня не заметил и не пришел бы ко мне.

А так, в день космонавтики ко мне пришел Тиньков. Я считаю, что космос помог.

Ю.Ш.: У меня вопрос по поводу индустрии вообще и барбершопов, как они развиваются. Вот есть, образно говоря, пять инструментов по рекламе. ВКонтакте, Facebook основные. Еще SEO, таргетинг и какие-то форматные журналы Esquire, GQ, которые мы видели во многих барбершопах. И за счет того, что все барбершопы рекламируются в одних и тех же каналах, из этого получается, что конкуренция растет. Потому что аудитория одна и не расширяется. Она не увеличивается вокруг барбер-индустрии.

И я так понимаю, что как раз фишка барбашопов TOPGUN в том, что вы начинаете расширять аудиторию вообще вокруг мужчин. А так как узнали от вас, то вы уже как бы…

А.Л.: Конечно. Я и говорю, мне никто не конкурент. Не Тимати, никто. Все ребята, которые сейчас барбершопы — они мои друзья, а не конкуренты. Потому что как вы можете быть конкурентами, если рынок на сегодняшний день по моим подсчетам… Все, конечно, против этого, особенного мои франчайзи.

Москве нужно три тысячи барбершопов. Три тысячи. Сейчас это 220.

Почему столько? Потому что один барбершоп в среднем на 4 кресла. Он может обслуживать тысячу клиентов в месяц. При 3000 мы можем обслужить всего три
миллиона мужиков. Неужели вы думаете, что через 5 лет 3 миллиона мужиков из 18 прописанных миллионов людей в Москве, из которых 7 миллионов мужики, три миллиона не будет ходить? Когда они все выйдут из салонов красоты.

У меня есть единственное «бутылочное горлышко» — это барбер. Я сейчас могу открывать 30 месяц, но я не могу их закрыть барберами, поэтому открываю 10 в месяц.

Соответственно, для этого открыта одна академия в Москве, другая открыта в Питере. Но что значит академия? В академии у нас главный курс — это четырехдневный курс повышения с базовых знаний до про. Мы даем знания по барберингу людям, которые уже стригут. Мы их переформатируем. А потом они должны еще 50 человек отстричь с новыми знаниями, как стажеры, как кандидаты. И потом только становятся барберами.

Этого мало, этих знаний мало. Мы сейчас запускаем программу с нуля, которая будет идти два месяца. Мы сейчас пересматриваем и эту программу. Мы решили, что, короче, академия TOPGUN в ближайшее время… Мало то, что она уже действует, в ней революция произойдет и изменения, как от динозавров до нашего времени. Это все случится за три месяца.

Работы будет много. Нам нужно 12 тысяч барберов в Москве за три года. Никого нету. Мало того, лучшим я дарю машины. Посмотрите у меня в инстаграме, Ринатик
получил. Сейчас еще будет одно мероприятие — следите за новостями, там тоже будут подарки.

Поэтому барбером быть хорошо, модно, классно, ты стильный, у тебя куча друзей. Представляете, у меня нерусские ребята, которые работают у меня в сети, говорят: «Тебе какие номера нужны на машину? У нас и связи там». У них со всеми связи, они всех стригут. У меня меньше связей, чем у моих барьеров. Это реально классная профессия.

У меня есть цель — оплатить Синергии еще одно мероприятие. У меня есть цель оплатить все журналы, которые еще есть. В Playboy нас еще нет. И выйти на телевизор в «Вечерний Ургант».

Вот это наши задачи минимум, чтобы популяризировать бренд барбершопов. Не TOPGUN, а барбершоп. Я для этого все делаю. И я единственный, к сожалению моему, делаю это из вас всех. Вы только локально себя рекламируете. Начните уже рекламировать нормально.

Ю.П.: У меня был вопрос, что думаете по поводу барбер-индустрии? В целом мы уже достаточно проговорили.

А.Л.: Барбер индустрия в целом сейчас на нуле, и реальность такова, в Москве в ближайшие пять лет должно быть три тысячи. И только тогда будет рынок заполнен. Понятно, что 500 будут работать плохо, но 2,5 тысячи — это будет TOPGUN, и они будут все нормально работать. Сейчас проданных франшиз TOPGUN 126. Открытых где-то под 80 уже. В Москве сейчас открытых 45, 30 где-то открываются в ближайшие два месяца.

Ю.П.: Не боишься, что все вот эти люди, которые открываются салоны, они просто просрут бренд?

А.Л.: Парни, правильный вопрос. При большом росте ты потеряешь в качестве. Это самая главная сейчас моя проблема, которую я решил.

Что они хотят, все их хотелки? Я всегда говорю: «Ребят, маникюр — прошли, не работает. Показываю показатели — отказываемся. Педикюр — то же самое. Тату — то же самое».

Телевизор мы сейчас вешаем всем коммерческие плазмы. Чем это хорошо? Так как прошлое у меня рекламное, я на эти телевизоры буду продавать рекламу. И эта реклама будет нести вам, моим франчайзи, деньги за то, что у вас просто висит плазма. Представляете?

Мало того, повторюсь, у нас много косметики. У нас на 500 тысяч на старте покупается косметики. Значит, это наши отличительные черты.

Ты спросил, где деньги? Или на чего я отвечаю?

Ю.П.: Нет, ты отвечаешь на вопрос… Хотя, на самом деле, ты не отвечаешь на вопрос. Вопрос заключается в том, как ты собираешься контролировать качество.

А.Л.: А, контроль! А я ушел в качество. Нет, ты просто задал вопрос, что, если они захотят то, се…

Ю.П.: Я просто уточнил, ведь много разных кейсов. Ну, самое банальное что приходит в голову — они будут просто херово стричь, они будут хамить к телефону, они будут…

А.Л.: Вот смотрите, я столкнулся с тем, что я сам пришел в свой барбершоп. Ну, не в свой, а в франчайзи. У меня своих 3 и все, я по ним не хожу, некогда.

Так вот, я пришел в барбершоп, и девочка такая с телефоном сидит, ржет, переписывается, не знаю, пересылает голые фоточки, не знаю, что ее так радует. Но она меня даже не видит. Она говорит: «Вы стричься? Вам туда». И ржет дальше.

Я ей по голове ударил: «Слышь, ты. Встала, пожалуйста, и кофе мне предложила». Она говорит: «А что вы со мной так?»

А она меня не знает, там текучка этих админов, и я понимаю, что  нижние звено, которое у меня получает всего 1800 в день, оно рушит все, что было придумано. Рушит вот здесь, на входе.

Ю.Ш.: Это он еще не стригся.

А.Л.: Да, я и говорю, у нас-то она должна встать по-нашему. Должна встать, сисечки поправить, сказать: «Здравствуйте, вам кофе? Вы к кому?» Вот так она должна. Я так задумывал, а реализовано вот так.

И они даже знают, что камера стоит. Но они знают, что, например, мой франчайзи, он деловой человек, в эту камеру смотреть не будет. А тот человек, который смотрит, он туда иногда приходит, и я с ним, в принципе, дружу. И он меня простит, если я накосячу. И тут опять человеческий фактор.

Самое страшное, что они косячат даже не в том, что она кофе не предложила. Они воруют. Они подстригают голову и бороду, а мне, как хозяину франшизы, записывают только бороду.

Чтобы вот этого не было, я придумал сервис, который назвал i-KEY. У меня в Туле сидят — не обижайтесь, друзья — миньоны.

Это я к вам, к миньонам обращаюсь. Почему миньоны, потому что когда я прихожу, они мне все говорят: «Привет. Привет. Привет». Их у меня там много сидит, поэтому это именно так выглядит. Приходишь, и с тобой весь офис здоровается, привет-привет.

Мои так называемые миньончики любимые, они смотрят за вашим барбершопом. Мы берем полностью ваш барбершоп. Камера у вас тоже пускай работает, вы хозяин франшизы, у вас есть камера, но вы даете доступ нам.

И что они делают — они смотрят вчерашний день на перемотке. Как только клиент зашел, они включают и смотрят по чек-листу. Предложили ли ему кофе, стригли ли его в фартуке, брили ли его в перчатках, совпала ли его стрижка и услуги, которые мы делали, с тем что записано в программе. Совпал ли вечерный отчет зарплаты, которую выдали, с YCLIENTS, который это считает. Все это взял на себя i-KEY.

Ю.Ш.: Мы запустили собственно эту рубрику BARBER BUSINE$$, и мы хотим видеть здесь учредителей разных сетей. Кого бы ты хотел пригласить сюда, скажем так, ответить за свой бренд?

А.Л.: Ну, первое, что скажу, у нас ни одного закрытого. Ни одного, кто с нами работает, скажем так, недовольного. Все, кто работает со мной больше года, у всех 2, 3, 4 (барбершопа).

Вот кто сможет прийти и сказать то же самое? Любой пусть приходит. Если кто-то заявится, скажет «Да Леха врет, я вот могу его вообще вот так на бинты порезать».

Пусть приходит заявится это может быть любой из вас идет кто держит барбершоп. Давайте может быть баттл устроим потом из двух.

Ю.П.: Давай называй конкретно. А откажется — значит, откажется.

А.Л.: Я хочу, чтобы Chop-Chop пришли сказать, почему они мне не продали. И почему они в Туле взяли и разрешили открыть в моем торговом центре, где я сижу. Вы сидите там в своем углу, да и сидите. А они взяли, пришли в мой торговый центр и открылись в моем торговом центре.

Пацаны, почему? Зачем? Я же открыл теперь напротив вас три. Просто вот открыл, чтобы к вам вообще не ходили. У вас на всех подходах теперь будет TOPGUN.

Раньше TOPGUN был один в Туле, сейчас будет 5. И все вокруг вас. Только потому, что вы пришли сюда. Зачем?

Главный вопрос, почему вы тогда мне не продали? Не понимаю. Меня бы не было вообще!

Второй вопрос. FIRM меня очень интересует, потому что меня очень интересует вопрос почему в Орле ваш логотип висит…

Ю.Ш.: FIRMA

А.Л.: FIRMA, да. Не FIRM, а FIRMA. Там логотип ваш висит усатый, а под ним “Маяк” написано. Не понимаю, почему. Посмотрите.

И конечно же третье, кого хочу — BORODACH, наверно. Это самая дешевая франшиза, которая сейчас быстро бежит. Причем, в Туле вы открываетесь тоже зря, пацаны. Реально, рядом откроюсь, напротив.

Вот вас троих хочу видеть. Если будет какой-то баттл, можете что-то сказать против, будем потом разборы делать, отвечая на вопросы. То есть, подтяните за словами.

Для того, чтобы создать успешный бренд, нужно сто раз ошибиться. Например, у меня было 800 тысяч последних. А открыл я в Туле TOPGUN со всеми затратами за 3 800 тыс. То есть, я еще рискнул и занял.

Поэтому, парни, не готовы рисковать — не лезьте. Готовы рисковать — бегите, пробуйте, но знайте, что сразу не получится. Для этого и созданы франшизы, как моя. Чтобы не ошибаться, а сразу купить то, что стоит. Прийти, проверить, посмотреть, как мы работаем. И стать одним из трех тысяч Москве, которые будут качать. Вот и все.

Пацаны, поверьте мне, 300-400 тысяч вы чистыми будете через год зарабатывать. Даже при количестве 2000 барбершопов в Москве. При 3000 не знаю пока, но 2000 точно будете зарабатывать минимум 400 тысяч.

Вот нужно ли сочинять какой-то бизнес, если я за вас все сделал? Я думаю нет. Приходите, покупайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *